Реальная мода, XX век. Чулочная эволюция

Продолжая разговор о реальной моде, сегодня вспомним историю чулок, носок и колгот для взрослых, отображенную в архивных фотографиях ХХ века. Итак…

Надо сказать, что до начала ХХ века чулки были значимым элементом скорее мужского гардероба – ведь возможностей продемонстрировать эту деталь у мужчин было гораздо больше. Даже по правилам этикета того времени вверх по лестнице дама должна была подниматься вслед за кавалером – иначе, не дай бог, его взору откроется дамская щиколотка!

Чулки, этот символ женственности, – как ни странно, дитя эмансипации. Парадокс – если бы женщины в свое время не озаботились борьбой за свои права, мужчины никогда бы не увидели их ножек в таком объеме. А пока мы можем наблюдать предательски сморщившиеся, хотя и очень элегантные, явно дорогие мужские носки на фото 1917 года.

Для 1910–20-х годов характерны гольфы с узором в разного рода клетку. Эта мода (как и сам термин «гольфы») была отголоском популяризации спорта в этот период. Впрочем, к концу 1920-х клетчатые носки уже не ассоциировались со спортом, их зачастую надевали со строгим костюмом и обувью, что смотрелось странновато. Сразу вспоминается Остап Бендер, в «шахматных носках в зеленую и черную клетку» – весьма колоритная расцветка. Снова подобный рисунок появился только в 1960-х.

В костюме молодых девушек гольфы в клеточку тоже иногда встречаются, но не ранее 1920-го года – до этого приличные дамы их не носили, т. к. непокрытая чулком ножка ни в коем случае не должна была демонстрироваться.

На Западе в это время мужчины носили брюки-гольф и соответственно сами гольфы. Как пишут те же Ильф и Петров: «…иностранец на каучуковых подошвах, в костюме для гольфа (шаровары и толстые шерстяные чулки наружу)…». Однако в Советской России эта мода совершенно не прижилась и даже не заронила ростки. Зарождавшийся стиль casual, видимо, был совершенно непонятен советским гражданам, стремившимся не демократизировать свой костюм, а, наоборот, при первой же возможности приодеться в «цивильное».

Чулки дам в дореволюционный период были, в основном, черные (исключение – белые ажурные к белому летнему платью), светлые встречались разве что у дам полусвета; а позже, в 1920–30-е годы – наоборот, носили серые, бежевые, телесные, и как высший шик – молочного цвета. Шелковые чулки на фотографии почти неотличимы от современных капроновых, и только лишь морщинки и складочки на подъеме выдают их происхождение. Однако стоимость их стала притчей во языцех: «…Русская женщина потеряла все точки опоры… Имей три пары шелковых чулок, и ты будешь иметь женщину – на крайний случай еще флакон заграничных духов». (П. Романов, «Три пары шелковых чулок»).

Наверное, поэтому гораздо чаще на фотографиях мы видим фильдеперсовые или простые хлопчатобумажные чулки: грубые, плотные, но в то же время довольно эластичные и, в отличие от шелковых, не растягивающиеся после первой же носки. Непрактичность и запредельная стоимость последних, кстати, объясняет фантастический успех капрона после его появления на рынке в конце 1930-х, впрочем, нашей страны в то время этот бум не коснулся.

В конце тридцатых – начале пятидесятых годов чрезвычайно популярными становятся женские носочки, особенно белые. И так же как и в случае с детскими изделиями, о которых я рассказывала в прошлый раз, проблема заключалась в отсутствии эластичного подвяза. Поэтому носочки иногда перевязывались шнурком, часто носились с отворотом или даже сворачивались трубочкой, как у теннисисток на фото 1928 года. Здесь можно сделать небольшое отступление и обратить ваше внимание на конструкцию спортивных чулочно-носочных изделий. Внешне футбольные гетры, например, с начала прошлого века мало изменились, любопытно, что неизменным сохранился широкий притачной манжет, в то время бывший, наверное, единственным средством для фиксации на ноге. Аналогичный притачной подвяз имеется и на носках теннисистки на фото 1935 года.

Чтобы предотвратить сползание, мужские и женские шелковые и фильдеперсовые носки часто производились с плотной хлопчатобумажной «пяточкой» и таким же манжетом. А среди молодых мужчин, носивших сапоги, бытовала такая мода: длинные носки (желательно полосатые) аккуратно заворачивались на голенища сапог.

На нескольких послевоенных фотографиях можно увидеть типичную для того времени деталь – мужские подвязки (подтяжки) для носок. Подвязки представляли собой полоски широкой эластичной тесьмы, надеваемые на ноги под коленом, и имевшие крепеж для носок. Крепеж был примерно такой же, как и на современных женских поясах для чулок. Они, конечно, существовали и ранее, особенно славилась подобными конструкциями компания Boston garter, производившая их с конца 1870-х. Кстати, Boston garter давали очень интересную рекламу, в частности, ориентированную на мальчиков старшего школьного возраста, примерно такого содержания: «теперь ты уже взрослый, ты получил свои первые длинные брюки и можешь носить такие же подвязки, как отец». Такая подвязка была надежна, отлично фиксировала носок, но доставляла немалый дискомфорт своему обладателю, так как пережимала икры, к концу дня ноги затекали, да и для здоровья это было не слишком полезно. Поэтому, особенно в нашей стране, многие мужчины либо привязывали носок к неэластичной тесьме под коленом, либо приматывали носки к икрам, либо (позже) носили поверх носок широкую резинку. Впрочем, неудобным сползающим носкам всегда была дешевая и сердитая альтернатива – портянки!

На снимке 1957 года запечатлен ассортимент чулочно-носочного отдела ГУМа в дни Фестиваля Молодежи и Студентов. Ассортимент достаточно широкий, можно разглядеть модели с усиленным носком и пяточкой.

Но и цена немаленькая – 32 рубля в дореформенных ценах. Надо сказать, что чулки этого периода были довольно капризны в уходе, например, «Краткая энциклопедия домашнего хозяйства» 1959 года гласит: «Тонкие чулки из синтетических и искусственных волокон стирать нужно в теплой мыльной воде или с порошком «Новость» без сильного трения, хорошо прополоскать, отжать, не выкручивая (лучше отжимать, завернув в полотенце)». Кроме того, от частых стирок они быстро теряли цвет, поэтому в продаже всегда имелись средства «для одновременной стирки и окраски капроновых и эластичных чулок». Зато в городах существовали мастерские по поднятию петель на чулках, и стоимость услуг такой мастерской была отнюдь недешева, до 30–50% от стоимости чулок.

На фото 1958 года – новинка конца 1950-х – колготы, причем принадлежат они мужчине, американскому фотокорреспонденту, прилетевшему в Москву и захватившему их, видимо, для защиты от морозов. Надо сказать, что на Западе некоторое время после появления колготы считались предметом одежды унисекс. В американском английском до сих пор уживаются два термина: pantyhose – «колготки» в обычном смысле слова и tights – плотные колготки, трико», в том числе и мужские.

С укорочением длины юбок модный акцент смещается на ноги, роль чулок возрастает. В итоге со второй половины 60-х все чаще встречаются довольно затейливые модели: чулки со швом, разнообразных фактур, с крупным геометрическим узором. В основном это была продукция из ГДР, Чехословакии, и других соцстран. По составу – синтетика, реже, с добавлением хлопка. Несмотря на очень привлекательный, вполне современный дизайн, такие чулки были еще весьма несовершенны: во-первых, использовалась пряжа низкой крутки, и в сочетании с простой чулочной вязкой это приводило к тому, что если убегала петля, то сразу сверху донизу. Во-вторых, при стирке такие чулки могли очень сильно садиться, а от времени грубели, материал становился жестким, неприятным телу.

Несколько слов про швы на чулках. Думаю, все читатели слышали в разном изложении историю о том, как во время войны и сразу после нее женщины, не имея возможности купить себе чулки, рисовали линии, имитирующие швы, на голых ногах. В средневековой Европе пояс и подвязки были символом невинности (отсюда и недавно пришедшая к нам традиция бросать подвязку на свадьбе), проституткам носить их было законодательно запрещено, соответственно, женщина со сползшими чулками или вовсе без них вызывала вполне определенные ассоциации. А теперь представьте, как боялись таких ассоциаций француженки в оккупированном немцами Париже… Так что дело не только в желании покрасоваться. А вообще модель со швом весьма коварна – четкая пряма линия сзади отлично подчеркивает форму ног, причем… любую. Наверное, поэтому чулки со швом будут периодически возвращаться в моду, но никогда не удержатся слишком долго: при всей элегантности эта модель не для всех.

В это же время «из-за бугра» к нам постепенно начинают проникать колготы. Причем – редчайший случай в истории – взрослая мода здесь следовала за детской, а не наоборот. В конце 1960-х детские чулки были почти вытеснены из обихода, но для подростков и тем более взрослых колгот не выпускалось, а импортные стоили дорого и были в дефиците. Особенно не повезло девушкам, чье взросление пришлось на эти годы: из детских колгот они выросли, взрослых в СССР не производили, в брюках в школу ходить запрещалось, оставалось или носить простые х/б чулки на поясе или упрашивать родителей купить «взрослые» капроновые, точнее, дедероновые колготки.

Дедерон – полиамидное волокно, аналог нейлона производства ГДР, отсюда и название (DDR+on). При этом дедероновые колготки имели очень маленькую плотность (не более 15–20 den) и разряженную, почти ажурную структуру. Видимо, изначально их производили столь тонкими, дабы подчеркнуть невесомость по сравнению с хлопчатобумажными, но благодаря этому они рвались и «убегали» значительно быстрее. При этом стоимость колгот производства ГДР составляла 7,70 рублей и по-прежнему была очень высока, на эти деньги можно было неделю кормить семью из трех человек.

К середине 1970-х пестрота вышла из моды, черных колгот или чулок в этот период тоже не наблюдается – царят все оттенки телесного цвета. Кроме того, очень популярны гольфы – и не только для девочек, но и для вполне взрослых женщин и даже пожилых дам, причем носят их не так как сейчас – под брюки, а вполне открыто, под мини-юбки.

В начале 1980-х женщины наравне с капроновыми, пусть уже и не столь интенсивно, продолжают носить и простые хлопчатобумажные и полушерстяные колготы. В это время в моде миди, внимание колготам придается минимальное, но со второй половины 1980-х вновь наступает эра мини. На этот раз в фаворе черный цвет и всевозможные вариации на тему «сеточки»: крупная, мелкая, прямая, ромбовидная и т. д., или тонкие черные колготы с мелким регулярным рисунком в виде цветочков, листиков или геометрических фигур.

С начала 1990-х в моде, конечно, лосины. В первую очередь, черные, малиновые, но также и с пестрым рисунком, в т. ч. «тигровых» или «леопардовых» расцветок. Мода на лосины плавно перетекла в моду на легинсы – их уже сложно отнести к белью, это, скорее, облегающие брюки, часто с молниями или пуговицами внизу штанин. Характерны для этого периода также бархатные легинсы и легинсы из клоке.

К середине 90-х можно выделить две основные тенденции: во-первых, моду на очень плотные колготы, минимум 40 ден. А во-вторых, в магазинах при покупке колгот покупателей теперь обязательно спрашивали: «вам матовые или блестящие?» И покупатели, как правило, останавливали свой выбор на блестящих.

Интересно, что за последнее десятилетие на московских улицах можно было увидеть настоящую ретроспективу чулочной моды: тут и «сеточка», и чулки со швом, и лосины различных расцветок и фактур, и даже экзотические чулки длиной чуть за колено. Однако ни один из этих трендов не задержался надолго, да и по охвату не мог сравниться со своим предыдущим появлением.

Автор: Дарья Пикалова, аналитик индустрии моды,www.confection-expert.ru

Источник: журнал «Модное белье» № 58 март-апрель 2013.

© www.modnoe.ru